Между тем остается открытым вопрос: каковы реальные шанса у «Промсвязьбанка» получить назад деньги? Как отмечают эксперты, многие активы Ананьевых после краха их бизнес-империи были выведены за границу. А борьба за то, что осталось на Родине, может превратиться во вторую «Санта-Барбару». Ранее глава «Траста» Александр Соколов обещал преследовать должников по всему миру, однако перспективы здесь еще более туманные.

Промсвязьбанк в Арбитражном суде Москвы выиграл дело более чем на 65 млрд руб. против Promsvyaz Capital B.V. и других девяти иностранных компаний, которые, по утверждению истца, связаны с братьями Ананьевыми.

«Взыскать в пользу ПАО «Промсвязьбанк» 32,569 млрд руб. и $505,7 млн», — огласил судья решение. Сумма взыскивается солидарно с PSC B.V. и других ответчиков.

В иске банк требовал отменить около 30 сделок, совершенных за день до санации ПСБ 14 декабря — тогда Промсвязьбанк выкупил собственные акции у ответчиков, бывших его акционерами (сделки в итоге признаны недействительными).

«Мы указываем на то, что эти сделки преследовали единственную цель вывода из банка денежных средств», — говорил представитель Промсвязьбанка в суде.

В доказательство требований по признанию сделок недействительными представитель ПСБ указывал, что Дмитрий Ананьев получил предписание ЦБ о необходимости доформировать резервы банка еще 11 декабря и знал о ненадлежащем финансовом состоянии кредитного учреждения.

«Все только и ждали введения временной администрации, все прекрасно понимали, что ПСБ является одним из системообразующих банков и не будет доведен до банкротства», — отметил он.

Центробанк взял на себя санацию «как регулятор, чтобы не допустить, чтобы огромное количество вкладчиков не получили своего удовлетворения», сказал представитель ПСБ, описывая, кого можно назвать пострадавшим в сложившейся ситуации. ЦБ потребовалось вложить в банк «огромное количество средств», добавил он.

По утверждению представителя Промсвязьбанка, из всех ответчиков формально не связанной с Promsvyaz Capital B.V. можно назвать только компанию Fintailor, но другими судебными актами установлено, что «данное лицо является брокерским подразделением банка и не является самостоятельным отдельным лицом».

Юристы иностранных компаний заявляли, что доказательств связи между компаниями недостаточно. «Для того чтобы обосновывать взаимосвязанность и притворность, истец по сути хочет проткнуть «корпоративную вуаль», он хочет сказать, что все компании из этой цепочки управлялись из одного центра, но этого не было доказано», — отмечал представитель компании Fintailor.

По его словам, тот факт, что банк был основным контрагентом Fintailor, недостаточен для того, чтобы считать ее «не имеющей собственной юридической сущности».

Защита ответчиков, кроме того, отмечала, что первая сделка проводилась между зарубежной PSC B.V. и Промсвязьбанком напрямую, а последующие — уже между PSC B.V. и другими иностранными фирмами. Поэтому эти сделки надо признавать недействительными на Кипре, говорили ответчики, а потом уже в российском суде. Но суд их аргументы во внимание не принял.

4 марта проводилось еще одно заседание по другому иску Промсвязьбанка к трем компаниям — PSC B.V., Peters International, Fintailor, которые участвовали и в первом процессе. Аргументация сторон была такой же. По второму иску претензии предъявлялись на 8,25 млрд руб. и тоже были удовлетворены.

Проигранные иностранными компаниями дела могут быть обжалованы в апелляционной и кассационной инстанциях, отмечает Росбизнесконсалтинг (https://www.rbc.ru/finances/04/03/2019/5c7d425d9a79478d72bf74c5?from=from_main).

Процессы по искам Промсвязьбанка на сумму более чем 70 млрд руб. завершились перед рассмотрением другого, более крупного, дела по претензиям ПСБ к бывшим собственникам и менеджменту.

В декабре 2018 года Промсвязьбанк подал иск не только к PSC B.V., но и к бывшим собственникам Дмитрию и Алексею Ананьевым и топ-менеджерам банка. Сумма претензий — 282,2 млрд руб.

Причем Промсвязьбанк хочет не только возместить ущерб от сделок (194,2 млрд руб.), но и взыскать еще 88 млрд руб. за финансовую помощь, которая была оказана банку со стороны ЦБ.

«Решение суда — конечно, вещь хорошая, но вопрос состоит в том, чтобы получить активы, а они в значительной степени выведены за рубеж. Но есть, конечно, активы, которые находятся и в России. Это какая-то недвижимость, в том числе, кстати, произведения искусства. В частности, ведь Алексею Ананьеву принадлежит Институт русского реалистического искусства. Бороться за эти активы придется долго и, думаю, в достаточной степени безрезультатно», – прокомментировал Business FM (https://www.bfm.ru/news/408465) начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий.

В феврале глава банка «токсичных» активов «Траста» Александр Соколов говорил, что они готовы судиться с братьями Ананьевыми не только в российской юрисдикции».

«То, что люди покинули страну, еще не значит, что дело окончено. Мы пойдем за всеми должниками до конца, и если это не российская юрисдикция, то это будет та юрисдикция, где люди находятся», – приводит Forbes (https://www.forbes.ru/finansy-i-investicii/372991-promsvyazbank-vyigral-sud-na-70-mlrd-rubley-protiv-bratev-ananevyh) слова Соколова.

Со своей стороны эксперты отмечали (https://petrogazeta.ru/2019/02/13/mincev-i-ananevyh-obeshchayut-presledovat-po-vsemu-miru-pro-kogo-eshche-zabyli), что в лучшем случае «Траст», которому ранее регулятор передал проблемные активы спасаемых банков, сможет вернуть 20% их стоимости.

Источник: Московский монитор