Ведя расследование деятельности крупного ОПС Дмитрия Волобуева и разбирая след, который группировка оставила в местных преступных традициях, наши журналисты еще зимой 2018–2019 годов обнаружили истоки этого криминального формирования. А именно — наличие в регионе когда-то мощной, имеющей давние связи, знакомства, поддержку на различных уровнях власти милицейско-полицейской организации, обладающей к тому же до поры солидными финансовыми ресурсами.

Теневая структура, соединившись узами взаимовыручки и общих интересов с бандитами и чиновниками, образовала в одно время устойчивое региональное преступное сообщество, в котором московские назначенцы на ключевые посты зачастую были бессильны против сплоченной команды, имеющей собственное видение ситуации и некое подобие долгосрочного планирования. 

Впрочем, это самое планирование было подчинено, по сути, одной, но сдвоенной цели — выжить и заработать денег. И то и другое — любой ценой. На этом поприще упомянутый синдикат достиг заметных успехов. Действуя где-то прямо, а где-то опосредованно, сообщество почти всегда достигало своих целей (если не стратегических, то тактических точно) и также почти всегда выводило из-под удара своих людей, из числа тех, кто мог бы многое рассказать.

И самое интересное здесь то, что вся эта конструкция, по сути, держалась лишь на нескольких ключевых фигурах, истоки влияния и становления которых уходят корнями в начало 90-х годов прошлого века. Круг лиц, составляющих костяк неформального «клуба по интересам», был весьма пестр и разнообразен, хотя и ограничен. 

Первым кандидатом на «выход из тени» для нас становится экс-заместитель начальника областного УБОП, экс-глава УВД Курска полковник милиции в отставке Николай Миненков, сумевший, вопреки пословице, и рыбку (то есть деньги) съесть, и в лодку (то есть в тюрьму) не сесть. Да еще плюсом к тому — устроить дочь федеральным судьей, зятя пристроить на свое бывшее место начальника городского главка МВД и самому «спикировать» на теплое место «хозяина» городских кладбищ, то есть стать начальником МУП «Спецтрест», в подчинении которого находится вся сфера ритуальных услуг. При этом сам Миненков до поры ухитрялся избегать к своей персоне пристального общественного внимания и, хитро лавируя между различными «полюсами силы», всегда оказывался на гребне волны и в то же время в стороне от конфликтов, способных сломать выстроенную им вокруг себя конструкцию нужности и посредничества. 

Николай Миненков

Как таковая, карьера будущего главного гробовщика началась с места оперативного дежурного Промышленного райотдела Курского УВД. Умея угодить и понравиться вышестоящему начальству, милиционер быстро поменял место в дежурной части на работу инспектора административной практики. Должность по нынешним временам чисто канцелярская. А тогда — очень даже весомая, позволяющая буквально вершить людские судьбы, «отмазывая» от наказания (и направления письма об этом на работу) многих пьяных дебоширов, нетрезвых водителей, личностей, попавших в вытрезвитель за злоупотребление спиртным. Да много чего можно было при желании совершать, имея возможности решать, куда и какая бумага пойдет, а какая навеки исчезнет в мусорной корзине или сгорит в пепельнице. Регистрации в электронных базах данных не было, строгой отчетности тоже…

И до поры, не покушаясь на большее, тогда еще капитан милиции имел свое стабильный «гешефт», будучи вполне довольным текущим положением дел, день за днем накапливая и упрочивая связи. Но все изменил приход в регион нового начальника УВД Алексея Волкова

Алексей Волков

Выходец из правоохранительных структур Средней Азии, долгое время проработавший в Узбекистане и впитавший в себя тамошние традиции, он, придя на должность начальника областного ГУВД в 1996 году, верный привычкам привозить за собой «хвост» из подчиненных, пополнил ряды курской милиции сотрудниками Вадимом Окелем (осужденным за мошенничество и при странных обстоятельствах погибшим во время этапирования), Валентином Киншерманом (занявшим пост главного следователя краевого УВД), Виктором Сорокиным (ставшим начальником ОВД атомного города Курчатова и в 2018 году прославившимся как отец самого богатого депутата Курской областной думы Алексея Сорокина), занявшим впоследствии кресло начальника местного УБОПа Владимира Ледовских. Именно с него и началось восхождение «серого кардинала» Курской милиции к зениту славы и влияния. 

Вадим Окель

Виктор Сорокин

Надо пояснить, что перед назначением на пост руководителя УБОП по заведенной бюрократической процедуре Ледовских необходимо было добрать руководящий опыт. Площадкой для такого роста стал пост главы того самого территориального отдела милиции, где плодотворно трудился Ледовских. И так совпало, что именно он сумел разрешить для немного побывшего в должности Ледовских злободневный квартирный вопрос, избавив его от перспективы лишиться недавно полученной жилплощади.   

Дело в том, что, получив кресло начальника отдела, Ледовских приобрел к ней во временное пользование от курирующего с советских времен округ завода резинотехнических изделий квартиру в Курске на улице Черняховского. И обязан был освободить ее по лишении поста территориального руководителя ОВД, о чем его настойчиво и попросил директор «Резинотехники» Валерий Пигарев. Законных оснований отказаться покидать квартиру не было, и тут на помощь к приунывшему было правоохранителю пришел Миненков. Он каким-то образом, используя и задействуя все ресурсы, сохранил за Ледовских квадратные метры и сумел убедить директора резинового завода в пользе дальнейшего сотрудничества. 

С этого момента карьера Николая Миненкова резко пошла на взлет: получив через «спасенного» Ледовских самые лестные рекомендации перед генералом Волковым, он резко идет ввысь, перескакивая на пост начальника МОБ (милиции общественной безопасности) своего РОВД, а потом, не имея ни дня опыта оперативной работы, зато имея услужливость и готовность «вникнуть в вопрос», становится заместителем начальника УБОП Курской области и вторым лицом после Ледовских. Попутно, еще до назначения в УБОП, он сумел поправить и свои дела с жильем, получив в безвозмездное пользование и затем приватизировав квартиру по Элеваторному проезду. Обстоятельства завладения им этой квартирой туманны. Но один высокопоставленный офицер, пострадавший в свое время от провокаций курских убоповцев, сообщил нам, что эту недвижимость Миненков получил от еще одного районного завода, «Спецэлеватор Мельмаш», — как взятку за решение вопроса о невозбуждении уголовного дела за кражу руководством предприятия нескольких тонн бронзы. Так это или нет, сейчас сказать сложно. Но историю права собственности на квартиру легко проверить. Как и задать вопрос — от каких щедрот был сделан такой ценный подарок? 

Цитируем нашего же собеседника: «Времена были простецкие. Хочешь регистрировать преступление — регистрируй. Не хочешь — укрывай. Ни компьютеров, ни баз данных. Полная свобода! Вот и творили ребята что хотели. Им что патроны подбросить, что наркотики, что тонны цветмета не заметить — все едино было… Такой собрался коллектив…» 

Интересная характеристика. И она дает понимание, куда же именно были направлены устремления описываемых лиц и как они удовлетворяли растущие потребности. На это нам тоже ответит пожелавший остаться анонимным собеседник.

— Встав у руля такой могущественной организации, как УБОП конца 90-х — начала 2000-х, Ледовских, Миненков и их покровитель Алексей Волков (старший, так как есть еще и младший — его сын) буквально пустились во все тяжкие. Можно много рассказывать о том, как и каких предпринимателей они «кошмарили» и «крышевали». Как вмешались в уголовное дело обстрелянного из автомата преступного авторитета Александра Кулабухова по кличке «Кулаба». Как формировали ударные команды, во главе одной из которых стоял начальник отделения по противодействию ОПГ и лидерам преступной среды УБОП при УВД Курской области Николай Зайцев (ныне — подследственный экс-глава полиции Курска и бывший вице-мэр города).

Николай Зайцев 

Как «прессовали» неугодных сотрудников милиции, используя для этого все методы… Беда в том, что по всем этим темам свидетелей уже либо не осталось, либо они волей обстоятельств будут молчать. Поэтому я расскажу вам о том, как Миненков дом себе приобрел (квартиру, кстати, тоже оставил во владении). Какая вокруг этого дома суета началась, чем она закончилась, как Миненков перебегал из «лагеря в лагерь» и почему был вынужден уйти. Эти обстоятельства вполне доказуемы. 

— В общих чертах о том, как они «чудили» при Волкове, я рассказал. Отлично порезвились. И под контроль многое взяли, и быт наладили, и противников внутри УВД прижали, выполняя указания генерала. Весело даже получилось, так как, по сути, вся реальная власть внутри милиции у них в руках и оказалась. Это мое сугубо личное мнение, но от истины оно недалеко. Волкова, впрочем, такое положение дел полностью устраивало. Даже настолько, что, узнав о своем грядущем увольнении после нескольких скандалов с убийствами людей, доставленных в отделы городской милиции, и публичного сюжета на ТВ, когда сотрудников ОПУ (оперативно-поисковое управление МВД, специализирующееся на наружном наблюдении, сейчас именуется ОПБ. — Прим. ред.) засняли на камеру сотрудники программы «Человек и Закон», Алексей Волков решил назначить Миненкова начальником УВД города Курска. Чтобы деньги исправно носил ему (Волкову) и его команде, а не новому генералу. Миненков, естественно (по моим сведениям), согласился. Обещал, как говорится, «не жалея мошны и живота», «приложить все усилия» и так далее. Ну что там обычно говорят в таких случаях… В надежности такого ставленника Волков был уверен. Как он, наверное, полагал, над Миненковым возникала система двойного контроля. 

— Двойного? 

— В том смысле, что сам Волков уходил в депутаты Госдумы, пробив себе там место. Мог оказать неформальное влияние, поддержать, припугнуть. А с другой стороны, на должности начальника УБОП так и оставался верный Волкову до мозга костей Владимир Ледовских (он родственник Волкова, кстати). УБОП ведь милиционеров и разрабатывал, и арестовывал не хуже УСБ. И получалось, по мнению «комбинатора», что деться Миненкову некуда. Будет «заносить», какой-то процент, во всяком случае, точно. Тем более, что он с Ледовских был «повязан» чисто коррупционным фактом строительства домов c уже упомянутым директором завода «Курскрезинотехника» Валерием Пигаревым. Вы вскользь писали про этот случай в весенних материалах про курского авторитета и главаря ОПС Дмитрия Волобуева (Волобуй). А сейчас я один документ покажу, раскопал в архивах. 

Достает копию документа. 

— Значит, так. Начну читать, личностные моменты опущу — заменим многоточиями. Полный текст отдам. Поверьте — все себя узнают. 

Начинает читать текст, который мы приводим с сокращениями, согласно условиям собеседника. 

Министерство внутренних дел Российской Федерации

Министру внутренних дел Российской Федерации

Р.М. Нургалиеву 

от……………… (документ, удостоверяющий личность: паспорт 3……… выдан ОМ № … УВД г. … …. года; зарегистрирован по адресу: Российская Федерация, … область, г…, ул. …, д….)

ЗАЯВЛЕНИЕ 

Настоящим заявлением я хочу сообщить Вам о нарушении действующего законодательства отдельными руководителями Управления внутренних дел Курской области, в связи с чем поясняю следующее:

Примерно два года назад прокуратурой Курской области по заявлению гражданина …………………………. после длительных проволочек было возбуждено уголовное дело по факту хищения строительных материалов и денежных средств с ЗАО «Курскрезинотехника» (далее по тексту ЗАО «КРТ») на сумму, превышающую 7 000 000 000 (семь миллионов) рублей. В совершении настоящего правонарушения подозреваются: начальник УВД г. Курска Н.Ф. Миненков и начальник УБОП УВД Курской области В.В. Ледовских, каждому из которых за счет денежных средств ЗАО «КРТ» были построены два частных жилых дома. В результате фальсификации материалов настоящего уголовного дела, а главное, нежелания всесторонне и полно расследовать его, настоящее уголовное дело прокуратурой Курской области было незаконно прекращено. Прямая заинтересованность в незаконном прекращении настоящего уголовного дела имелась у начальника УВД Курской области В.Н. Булышева, который вместо оказания оперативной помощи в расследовании настоящего уголовного дела стал преследовать…………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………… Все вышеизложенное мной в настоящем заявлении и многое другое, о котором я пока не сообщаю, свидетельствует о том, что начальник УВД Курской области В.Н. Булышев грубо нарушает действующее законодательство, что, в свою очередь, ставит под сомнение осуществление им надлежащим образом руководства УВД Курской области.

Настоятельно прошу обратить Ваше внимание на то, что начальника УБОП УВД Курской области В.В. Ледовских, подозреваемого в совершении правонарушения, начальник УВД Курской области В.Н. Булышев готовит к назначению первым заместителем начальника УВД Курской области.

На подведении итогов УБЭП УВД Курской области начальник УВД Курской области В.Н. Булышев сделал заявление, в соответствии с которым ЗАО «КРТ» будет осуществлять строительство объектов недвижимости для нужд УВД Курской области, при этом уголовное дело по факту хищения строительных материалов и денежных средств с ЗАО «КРТ» на момент настоящего заявления прекращено не было………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………………….

Вышеизложенное свидетельствует о том, что УВД Курской области, находясь под руководством В.Н. Булышева, не осуществляет те функции, для которых оно существует, исходя из действующих нормативно-правовых актов, регламентирующих его деятельность, что, в свою очередь, способствует разложению морали сотрудников УВД Курской области и нарастанию социальной напряженности в регионе.

Неоднократные обращения ………………… в Генеральную прокуратуру и Министерство внутренних дел РФ необходимого внимания не нашли.

В связи с этим прошу Вас поручить сотрудникам центрального аппарата Министерства внутренних дел РФ провести тщательную и всестороннюю проверку пока одного изложенного мной факта. Если проверка будет проведена объективно, мной будут предоставлены многочисленные другие факты, подтверждающие нарушения действующего законодательства руководством УВД Курской области. 

Прошу Вас привлечь к ответственности должностных лиц, незаконно прекративших уголовное дело по факту хищения строительных материалов и денежных средств с ЗАО «КРТ», а также ………………………………………………………………… О принятых решениях прошу сообщить в установленный действующим законодательством срок в письменной форме по адресу моей регистрации. 

… … 200… г           ………………………….                                                                                                   

— А что из этого можно подтвердить?

— Значит, дома действительно есть, стоят по соседству. Построенные по почти одному (за мелкими различиями) проекту. Возводили их тоже рабочие с «Резинотехники», которых туда привозили на день и увозили вечером под конец смены. Им же нормально закрывали за это табели трудовых дней — формально за работу в цехах на территории завода, на стройках предприятия. То есть, если поднять документы, данных о строительстве коттеджей Вы не найдете. Но это утверждение соответствует истине. Миненков и Ледовских тоже вряд ли предоставят документы о том, как и кто им их строил. Вот эти дома, адреса мне известны. Еще несколько лет назад фото сделано. Они и сейчас стоят, конечно.

— А что неверно, если про дома правда? 

— Неверно про Ледовских, которого якобы Виктор Булышев готовил на должность первого зама (тогда это начальник криминальной милиции, сейчас просто начальник полиции). Он не готовил никого. Наоборот, Ледовских был им тихо ненавидим. За того интриговал из Москвы депутат-генерал Волков. А сам Булышев имел свои планы и искал причины от Ледовских избавиться. Тот чувствовал, что круг сужается, поддержка исчезает. Начал искать поддержку у «старого коллектива» УБОП, криминальной милиции. Подошел за этим к Николаю Миненкову, для того чтобы расставить точки над i… Не рассчитал одного… Миненков переметнулся на сторону Булышева, стал для того незаменимым. Как он это и умел. Баня, охота, дележ денег, освоение бюджета, заказы… Все через него. 

Алексей Волков, ставший депутатом 

— Можно сказать, история одной коррупции в регионе. Не одной, конечно. Но лица одни.

— Лиц там много было. С Ледовских они рассорились. Шутка судьбы в том, что жили по соседству. Представляю, как они друг в друга плевались у ворот и через забор… Но Ледовских уехал в Москву. Там какая-то темная история со взяткой… Потом обратно в Курск… увольнение, назначение на должность начальника охраны одного вуза… Жизнь под откос, по его мнению, то есть… А Николай в шоколаде. Мало того, что сам начальник Курской городской милиции, так еще и зятя (Алексея Москалева) сделал начальником отдела. А дочку свою в судьи продвинул. Такое «случайное» совпадение… Папа — начальник в МВД, дочь — судья… За Миненковым потянулись и его верные «оруженосцы» — Николай Зайцев, Олег Куцевалов, про которого Вы тоже писали, что он ДТП на себя за Зайцева взял… Москалев тот же. Они, когда обыски у людей проводили еще по распоряжению Ледовских, всегда одной группой работали. Кто-то в масках, кто-то по дому шарит… Потом они в полном составе, как я и сказал, выбрали сторону Миненкова… 

— Это называется «политическое чутье». И вообще, вовремя предать — не предать, но предвидеть. Не так говорят? 

— Так… Сам я этого тоже хлебнул полной ложкой, но там совсем уж цинично было. Справедливости ради надо сказать, что чутью Миненкова надо должное отдать и умению лавировать тоже. Умудрялся же и городские группировки бандитов в узде держать, и к мэру города Курска Николаю Овчарову в доверие вошел — должность начальника МУП «Спецтрест» администрации города Курска кому попало не дают. Только своим. Получал при этом, по моим данным, со всех — с Волобуя, с людей Вити Пана («вор в законе» Виктор Панюшин), с чиновников, с лоточников, с рынков… Пока не нарвался. Нашелся в 2010 году какой-то шустрый юрист и ударил в самое уязвимое место — написал жалобу, что тесть (Николай Миненков) работает прямым руководителем у зятя (Алексея Москалева). Отослал в министерство. И — о чудо! — сумел сделать то, чего не могли добиться своими письмами все «правдорубы» вроде того, что отправлял зачитанное мною письмо… На семейном совете было решено, что «старый» уходит, «молодой» остается. И его, соответственно, «двигают» вверх. В основном через тестя опять же. Тот его верный ангел-хранитель. Имея, по моим сведениям, теснейшую дружбу с начальником УМВД РФ по Орловской области Юрием Савенковым, Миненков через него всегда «прикрывал» зятя. Даже когда судьба того висела на волоске… Визит в Орел, звонок — и неприятности отступают… Не жизнь, а сказка! До поры. Сейчас Алексея Владимировича крепко прижал новый начальник областного УМВД (кстати, тоже выходец из Орла), Виктор Косарев. И что-то защита дает сбои… Что тому причиной, пока говорить не буду. Но думаю, что это закономерный итог смены кланов и хозяев города. 

— Сильные едят слабых? 

-— Да. Чему тут удивляться? Кроме устаревающих связей и привычки быть «для всех своим» у Миненкова ничего не осталось. Старинный друг Николай Зайцев в СИЗО и скоро пойдет «по этапу». Если начнет говорить, то «загуляют» и Миненков, и многие другие… «Боевого крыла» нет. Дмитрий Волобуев, бывший неприкасаемым во времена «правления» отставного полковника, сидит на пару с Зайцевым. Зять — чисто его креатура. Кое-какими административными рычагами располагает, но не более того… До тестя ему далеко. Дочь? Она судья. Это и много, и мало. С одной стороны, вроде иммунитет, статус… С другой… Поднять, например, вопрос, как может муж быть начальником городского УМВД (в его оперативном подчинении дознание, следствие), а жена судьей в этом же городе? И вот он, конфликт интересов. И какой отсюда вывод? Самый простой — они сильны только внешне. Любой мощный удар извне с привлечением хорошего ресурса легко опрокинет кажущуюся незыблемой опору… А та организация, которую Миненков и иже с ним так долго пестовали, сейчас по факту распалась и не имеет под собой реальных возможностей. Вот и получается, что при желании любого «крупного хищника» мы услышим лишь хруст костей… Закономерный финал. Какой мерой меряешь, такой отмеряют и тебе… За редким исключением…

Источник: Преступная Россия